Портал для отельеров о гостиничном бизнесе. Журнал Современный отель. Оборудование для гостиниц
Медиаресурс для владельцев, управляющих
и специалистов гостиничного бизнеса
Юнис Теймурханлы, генеральный управляющий и совладелец отеля «Гельвеция» Юнис Теймурханлы
генеральный управляющий и совладелец отеля «Гельвеция»
Шесть принципов персонифицированного сервиса
Подписка на журнал  |  Реклама  |  Контакты редакции  |  Партнеры
ГлавнаяНовостиПрактика гостиничного бизнесаВсе для отелейТурбизнесЭкспертыВыставки, семинарыСвежий номер журнала
Оборудование, товары и услуги для гостиниц, отелейПроизводители, поставщики оборудования, товаров и услуг


Главная > Архив > Деловой журнал "Современный Отель" № 8, 2016
Практика гостиничного бизнеса / Управление отелем, развитие бизнеса

Вадим Прасов: «При росте конкуренции «динозавры» не выживают»

Вадима Прасова часто приглашают на конференции и форумы в качестве спикера и эксперта
Вадима Прасова часто приглашают на конференции и форумы в качестве спикера и эксперта
Сделав выбор в пользу гольфа, Вадим Прасов об этом не жалеет
Сделав выбор в пользу гольфа, Вадим Прасов об этом не жалеет
В гостиничном бизнесе, как в гольфе – нужен точный расчет
В гостиничном бизнесе, как в гольфе – нужен точный расчет
Спортсменом сын будет, наверняка. А отельером?
Спортсменом сын будет, наверняка. А отельером?
Журнал «Современный отель» продолжает рубрику «Дайджест», в которой мы представляем вашему вниманию наиболее интересные статьи из архива, актуальные и сегодня.

Он живет в самолетах, порой спит по полтора-два часа в день. Это его жизнь. Жизнь, состоящая из поездок по стране и деловых встреч, из переговоров и общения с журналистами, различных форумов и конференций, из работы в офисе, в дороге и дома. Жизнь Вадима Прасова, управляющего партнера УК «Альянс Отель Менеджмент», вице-президента Федерации рестораторов и отельеров России, одного из ведущих и самых востребованных экспертов индустрии гостеприимства.


О воспитании и премиальном сегменте



— Вадим Викторович, в детстве была такая зимняя забава «Царь горы». Как вам там, на вершине?

— (Смеется.) Помню-помню. В детстве я любил эту игру. И наверху толкался вполне неплохо. А если серьезно, то мне сложно сравнить гостиничный бизнес именно с «Царем горы», потому что мы, как мне кажется, на вымышленный пик не забегаем. К тому же сравнивать конкуренцию на нашем рынке с толканием на большом сугробе не совсем корректно. Да и воспитание, данное родителями, не позволяет называть или даже сравнивать себя с царем горы или человеком, находящимся на вершине.

Меня с детства в семье учили: делай, что должно, и будь что будет. По такому принципу до сих пор и живу. Еще есть такой момент как общественное признание, которое выражается в премиях, государственных наградах и т. д. Пока не могу похвастаться подобными знаками внимания.

С другой стороны, если я как человек и специалист востребован, у меня достаточно широкий круг общения, ко мне относятся с уважением, значит, все делаю более или менее правильно и не зря. Можно провести аналогию с театром, где есть звание заслуженного и народного артиста и последнее считается гораздо более почетным.

— Тогда задам неудобный вопрос. Может быть, вы не отмечены никакими регалиями потому, что вы человек не очень удобный и всегда называете вещи своими именами, не особенно стараясь сгладить острые углы?

— В этом, безусловно, есть доля правды. И еще я прекрасно помню слова Станислава Ежи Леца: «Ну, пробьешь ты головой стену, и что ты будешь делать там, в соседней камере?» Они достаточно ярко отражают суровую сущность нашего бытия.

Но если уже сказал «а», надо говорить «б». Даже когда понимаешь, что иногда некоторых твоих слов и поступков от тебя ждут больше, нежели это нужно тебе самому. Бывали ситуации, когда меня приглашали на конференции, где выступали люди, которых можно было бы покритиковать. Но никто толком этого не делает. Но с разных сторон меня призывают не пропускать сказанное мимо ушей, не отпускать человека с трибуны, не задав ему каверзный, правильный, но непростой вопрос.

Это одна часть марлезонского балета. Другая случилась пару лет назад. И та история, честно говоря, даже для меня стала определенным откровением. В Москве вручали какую-то премию. Я пришел на мероприятие с некоторым опозданием (спасибо, что вообще пригласили!). Сижу в последнем ряду. Случайно оказался с одним молодым и талантливым предпринимателем-хостельером Даниилом Мишиным. Перекинулись с ним парой слов. И тут объявляют одну из номинаций и в числе прочих приглашают его на сцену. Он возвращается на место с букетом цветов и, условно, с дипломом. Поздравляю его с победой в столь юном возрасте. Говорю: «В твои двадцать с небольшим она уже не первая, а в мои сорок с небольшим у меня нет ни одной». И тут он задает вопрос: «А ты подаешь заявки на премии?» Я с удивлением спрашиваю: «А что — их подавать надо?» Как в том старом анекдоте: хочешь выиграть в лотерею — купи лотерейный билет.

Но моя жизненная позиция этому противоречит. Еще будучи в свое время наемным работником, не считал для себя возможным просить у руководства премию за работу, потому что был уверен: руководство должно само оценить мой труд и если считает нужным, то вознаградить меня за него. И в области общественного признания, премий в том числе, думаю, это должно происходить без инициативы с моей стороны. Только если профессионалы рынка считают, что тот или иной человек достоин быть отмеченным. Для меня это очевидно. Когда меня спрашивают, кого бы я выдвинул на ту или иную премию, у меня всегда есть варианты. При этом никогда не назову свою фамилию, поскольку не считаю это возможным. И совершенно спокойно отношусь к тому, что мне ничего не вручили и не номинировали. Значит, не нашлось того, кто счел необходимым упомянуть меня в числе соискателей. Ну нет и нет. Выходит, мне есть над чем работать. Буду трудиться дальше.

Да и свою роль в системе координат гостиничного бизнеса, как и ценность для него, я бы точно определял не по премиям. Поскольку дел много, работы хватает, я вполне востребован, то даже не возникает мысли о наградах, не задаюсь вопросом, почему мне который год подряд ничего не вручают.

Помню, на одной из церемоний в шутку спросил организаторов: «Вот вы приглашаете, обращаетесь за поддержкой. Почему так ничего и не дали?» Говорят: «Мы можем это сделать — до, после или вместо, но не на церемонии». Такой ответ очень позабавил. Мне сложно зайти в эту «премиальную» историю с неправильной стороны. Поэтому считаю: лучше жить без премий, но со спокойной совестью. Все знают об орденах, которые вручаются за определенный спонсорский взнос. Подобные награды мою душу не греют.



Об отельере:

Управляющий партнер УК «Альянс отель менеджмент», вице-президент Федерации рестораторов и отельеров России, заместитель заведующего кафедрой «Менеджмент в индустрии гостеприимства» РАНХиГС при Президенте России. Заместитель руководителя рабочей группы по координации работы по созданию условий для развития гостиничной инфраструктуры в России и строительству гостиниц к ЧМ‑2018 по футболу; член экспертного совета по классификации отелей ФРиО России; член координационного совета по развитию туризма Ассоциации межрегионального социально-экономического взаимодействия «Центральный федеральный округ».

В гостиничном и ресторанном бизнесе — с 1996 года.

Возглавляемая им управляющая компания «Альянс отель менеджмент» начала деятельность в 2012 году и к настоящему моменту управляет отелями «Альянс Гринвуд» (Москва), «Триумф отель» (Обнинск), «Аквамарин отель & спа» (Краснодарский край), «Адмирал» (Саранск), бизнес-отелем «Азия» (Абакан), а также ресторанами на территории ГК «Сорочаны».

На сегодняшний день ведутся проекты строительства нескольких отелей в Москве и Московской области, отеля в Воронеже, двух отелей в Екатеринбурге, гостиничного комплекса в Липецкой области, нескольких объектов в Самаре, отеля в Петропавловске-Камчатском, а также отелей в Челябинске, Крыму, Санкт-Петербурге, Саранске, Ульяновске, Тольятти и санатория в Кисловодске.



О пользе банковского опыта



— Вадим Викторович, как и почему пришли именно
в отельный бизнес?


— Так получилось, что я попал в гостиничную сферу не совсем традиционным путем.

— ???

— Конечно, не так, как порой оказываются в шоу-бизнесе (улыбается). Но в 1996 году после нескольких лет работы в банках и финансовых компаниях я оказался на перепутье. Нужно было решать, что делать дальше. Получил порядка пяти различных предложений (в основном от банковских структур), а одно из них — от компании, которая занималась организацией выставок, в частности, по гостиничному бизнесу. И поскольку до этого момента я ни на одной специализированной выставке в своей жизни не был, то понял: это мое, надо соглашаться!

Надо сказать, что 20 лет назад уровень компетенции в гостиничном бизнесе был достаточно далек от реалий индустрии того времени. Помню, как все ходили с широко открытыми глазами. И многие вещи, которые сегодня привычны для рынка, отсутствовали в принципе, а возможности для получения качественных знаний в той или иной области были ограничены. Да и Интернет не так развит, как сегодня.

Словом, у меня в активе имелось только образование, полученное в финансовой академии, и предыдущий опыт работы «кредитником» под руководством очень хорошего начальника, заместителя председателя правления одной из банковских структур. Он как раз курировал работу кредитного департамента. Еще на самом раннем этапе моей карьеры этот человек сказал замечательные слова, которые по сей день очень помогают мне в жизни: «Когда выдаешь кредит и кого-то рассматриваешь в качестве кредитополучателя, смотри на саму суть сделки. Не обращай внимания на обеспечение, хотя это тоже важно, но далеко не все».

Кризис 1998 года в банках случился из-за кризиса доверия, а кризис доверия произошел потому, что банки давали гарантии за своих клиентов направо и налево. Тогда можно было прийти в банк, в котором даже не обслуживаешься, рассказать там красивую историю, показать какие-то активы и тебе, условно, за 1% гарантии, а то и за пол процента, предоставляли гарантию. Ее принимал уже другой банк и выдавал под нее кредит. И никто не задумывался, будет он возвратным или нет. В какой-то момент количество подобных сомнительных историй наряду с другими факторами переполнило банковскую систему.

Именно тогда я вспомнил слова моего руководителя и понял: анализировать и понимать надо все. Если кредит выдается, условно, фирме, изготавливающей некие устройства для автомобилей, нужно иметь представление о рынке автомобилей в целом и рынке производителей данных устройств, а также конкурентную среду, где и кем создается данная техника, кто является собственником помещений и т. д. Необходимо было даже знать, есть ли у компании «крыша» и что это за структура, как платит налоги и какие у нее рыночные перспективы… Иными словами, требовалась очень серьезная, глубокая аналитика. Пока работал в кредитном департаменте, невозврат был всего один и то не по моей вине. Хотя по сей день с сожалением вспоминаю ту историю, считая ее небольшим пятнышком на репутации.

Так что желание и возможность анализировать факты очень помогла мне на раннем этапе. Ведь придя в компанию, которая занималась организацией выставок, считал необходимым знать все обстоятельства и основополагающие факторы выставочной отрасли и гостиничного бизнеса, в который волею судьбы погрузился. Да, со мной не соглашались, но я исходил из собственного мнения и штудировал весь материал по тематике вдоль и поперек. И до сих пор считаю, что это дало массу полезной и интересной информации. Никогда не стеснялся задавать вопросы, общаться с людьми разного уровня, имевшими как операционный, так и инвестиционный опыт. Уже на первом этапе работы столкнулся с рынком поставщиков продукции и услуг для гостиничного бизнеса, что тоже стало серьезным подспорьем в дальнейшей деятельности.



Меня с детства в семье учили: делай, что должно, и будь что будет. По такому принципу до сих пор и живу.



Об отношении к консалтингу



Понимание тенденций в области того же оборудования или технологий очень помогало, когда появились, уже и не помню в каком году, просьбы проконсультировать по поводу оснащения отеля. Вот так вся эта история и началась. Скорее, с обсуждений и советов, а не с консалтинга. Я вообще, если честно, не люблю это слово. У меня оно ассоциируется с зачастую дикими, безответственными рекомендациями, за деньги, причем иногда за очень большие деньги.

А для меня на стартовом этапе в новой сфере консультационные услуги не являлись бизнесом. По крайней мере, я так для себя их не определял. Можно сказать, что была достаточно широкая воронка продаж, большое сито, в которое попадала совершенно разная информация, различные знания. Я чувствовал, что в дальнейшем все это понадобится. С чем это интуитивное ощущение было связано, сложно сказать. Однако многие вещи потом действительно пригодились. В какой-то момент параллельно с организацией мероприятий появился медийный проект. К тому времени накопился некий объем, скажем так, консультационных услуг, который я никогда не афишировал и никогда не пытался сделать из него бизнес. Но как-то получилось, что из уст в уста, благодаря сарафанному радио, передавалась информация о том, что я могу привести проект отеля к более понятному, современному, технологичному и адекватному формату. Сейчас мне уже сложно вспомнить этапы большого пути (улыбается), но все шло, как в поговорке: курочка по зернышку.

— Для вас, наверное, оказание консультационных услуг на тот момент без практического опыта тоже было серьезным риском?

— Безусловно. Для меня это вообще всегда большая ответственность. Потому что не могу позволить себе делать работу спустя рукава, некачественно, вне зависимости от того, чем занимаюсь. Так родители воспитали. Поэтому к любому проекту относился и отношусь абсолютно ответственно, а делать что-то вполсилы никогда не умел. Соответственно, изучение всех составляющих проекта и всех возможных вариантов решений было непременной частью этого процесса.


О работе



— Вадим Викторович, спустя двадцать лет, оглядываясь на пройденный за это время путь, не жалеете, что выбрали именно его?

— Никогда не испытывал огорчений по этому поводу. Приведу пример. В молодости играл в футбол, и достаточно неплохо, надо сказать, играл. Была дилемма: пойти в дубль одной из команд тогда высшей лиги, на тот момент еще чемпионата СССР, или продолжить учебу. Я выбрал учебу и никогда об этом не жалел. Сегодня периодически общаюсь с сокурсниками и с бывшими коллегами, с которыми когда-то работал в банке. Порой мы случайно пересекаемся где-нибудь в аэропорту, в ресторане. В 90‑е они остались в финансовой сфере, где тогда хорошо и достаточно стабильно платили. Многие занимали должности на уровне зампреда правления, начальников управлений или были успешными трейдерами.

Более того, с тех пор их доход суммарно не изменился. Как получали, условно, 2,5 тысячи долларов в месяц, так и получают, из года в год, делая одну и ту же работу. Своеобразный день сурка. Так вот: не понимая сути моей деятельности, не зная достаточно сложного, напряженного графика, в котором я живу, не догадываясь о том, что рабочий день у меня совсем не нормированный, они мне завидуют. Говорят, что у меня классная профессия, опять же, в жизни есть разнообразие: много путешествую, перемещаюсь из города в город. Частенько слышу от них комментарии из серии работа-то на воздухе, работа-то с людьми.

Иногда даже интересуются, возможно ли, имея 15–20‑летний опыт работы в банке, сменить профессию, прийти в отель стажером и в конце концов стать его генеральным менеджером.

— Правда, допускаете подобный сценарий?

— Это не всегда реально, потому что далеко не каждый человек в сознательном возрасте готов полностью изменить свою жизнь. Хотя такие истории бывают, даже несмотря на то, что это достаточно серьезный стресс. Сложно сказать, дауншифтинг это или нет.

— А что вам помогает в работе?

— Практический опыт работы в разных направлениях — в сфере кредитования и опыта в финансовых компаниях, в том числе и в прообразе колекторского агентства. Ведь приходится решать огромное количество вопросов — финансовых, юридических. К тому же накопленный опыт сильно помогает и в процессе ведения переговоров, и в плане формулирования интересных проектов, и в создании коллектива. Не секрет, что в нашей жизни построить идеальную компанию с оптимальным количеством сотрудников достаточно сложно. Хотя бы потому, что формирование команды, как правило, занимает не один год и штука эта достаточно затратная. А работать ручками надо уметь. Зачем? Считаю, что когда определено четкое направление развития, дабы на нем не остановиться, необходимо проявлять свои лучшие качества. Причем не только как организатора, но и как непосредственного исполнителя работ. Согласитесь, кому-то надо начать заталкивать камень в гору, чтобы потом он вниз покатился быстрее. По этому пути я и шел. К тому же, уверен: совмещение функций в нашей жизни всегда присутствует. Я не сторонник принципа: хочешь сделать хорошо — сделай сам. Но разумного наставничества и четкого объяснения человеку сути поставленной перед ним задачи никто не отменял. Очень не люблю говорить сотрудникам: я приказал, ты сделал. На мой взгляд, непонимание сути поручения приводит либо к внутреннему его отторжению, либо к некачественному исполнению. Ведь у любого человека есть свой бэкграунд, и сложно рассчитывать на то, что все люди, словно из инкубатора, будут одинаковыми и по уровню образования, и по воспитанию, в плане жизненных ценностей и опыта работы. Я всегда стараюсь объяснить любое действие точно и четко. Хотя, казалось бы, можно просто как руководителю отдать приказ. Но не считаю это правильным действием. Человек должен понимать задачу, принять для себя путь, который видит руководитель. При этом допускаю, что сотрудник может вступить в дискуссию. Я не люблю тех, кто, будто серая мышка-полевка, на любое поручение кивает и сразу бежит его исполнять. У моих сотрудников есть возможность высказать свое собственное мнение, поделиться своим предложением. И если оно адекватное и интересное, то приму его, скажу, что инициатива дельная и принимается. И мой авторитет от этого не пострадает. Однако если аргументы, приведенные оппонирующей стороной, ниже всякой критики, то очень деликатно скажу, почему. Готов объяснить один и даже два раза, а на третий могу уже и стукнуть кулаком по столу. У любой сказки должен быть какой-то финал. И история с объяснениями и несогласием в какой-то момент должна закончиться, просто потому, что кто-то из нас начальник, а кто-то — подчиненный. И руководитель несет полную ответственность за принятые решения.



Если уже сказал «а», надо говорить «б». Даже, когда понимаешь, что иногда некоторых твоих слов и поступков от тебя ждут больше, нежели это нужно тебе самому.



О принципах и кадровом вопросе



— В одном из своих интервью вы сказали, что не бывает проблем. Есть задачи, которые решаются. Когда и почему пришли к такой жизненной философии?

— Точную дату не скажу. Это было достаточно давно, лет десять-двенадцать назад. Тогда произошел ряд событий, изменивших мое мировоззрение. Знаете, в жизни каждого человека случаются моменты, которые заставляют взглянуть на окружающий мир другими глазами, пересмотреть свое отношение к тем или иным вещам, а иногда и к отдельным людям. Так было и у меня. Словом, начал перестраиваться. И дело даже не в том, что, как иногда говорят, жизнь коротка, а потому каждый день должен быть ярким и ничто не должно омрачать существования. Все равно его что-то омрачает. Вопрос, как к этому относиться. Есть выражение, ставшее крылатым: если не можешь изменить ситуацию, измени свое отношение к ней. В то же время если человек погряз в задачах, то может в них разобраться и выстроить приоритеты, а вот когда тонет в проблемах, он приоритеты выстроить уже не в состоянии. Это своего рода молох, пожирающий все. Огромная глыба, которая падает на тебя сверху, и совершенно неважен ее размер.

А еще говорят, что спешка нужна при ловле блох. Эту народную мудрость я давным-давно услышал от папы. Согласен с ней на все сто. Но все равно решение, считаю, надо принимать очень оперативно. По крайней мере, я так поступаю. Точно так же быстро, но без спешки, важно анализировать ситуацию. Она в любом случае многофакторная, и необходимо не упустить ни один фактор, чтобы принять реально взвешенное решение и не совершить ошибку. Надеюсь, что мне это пока удается.

— Но ведь людям свойственно меняться…

— Да, конечно. Когда у человека рождаются дети, он становится сентиментальнее, а по мере продвижения по карьерной лестнице — циничнее.

— Про ваш ненормированный рабочий день и сумасшедший график в гостиничном бизнесе уже ходят легенды. Сотрудников себе тоже таких же нашли?

— Естественно (улыбается)!

— Каким образом? Поделитесь секретом.

— Никаких тайн нет. Результат политики «Делай как я!» приводит к аналогичному поведению окружающих людей. Приведу пример: зал нужно оперативно перестроить под мероприятие. Когда наблюдаю картину, как два несчастных человека, медленно и печально, кряхтя, переносят один стол, а я при этом в костюме с галстуком и платочком, то волей неволей беру самый тяжелый предмет и один героически его несу. Потом делаю еще одну ходку и еще одну. Уже на втором круге у этих сотрудников возникает вопрос: «Что вы делаете, Вадим Викторович?» Спокойно отвечаю, что есть задача, которую нужно выполнить. И никто не виноват, что вас двое и вы медлительные. Видя ситуацию и ценя собственную репутацию и репутацию проекта, не могу спокойно принять тот факт, что мы можем облажаться. Поэтому считаю, что необходимо вмешаться и помочь, благо физической силой не обижен. Через некоторое время те же люди, зная, что я работаю без сна и отдыха трое суток, будут так же выходить и работать в аналогичном режиме. Причем не за деньги. Конечно, фактор «Делай, как я!» не единственный. Есть и другие, как то: справедливость, способность поговорить по душам, объяснить какие-то вещи, опираясь на здравый смысл, не отдавая приказов безапелляционным тоном. Все это приводит к тому, что сотрудники работают со мной долго и на совесть, не держа камня за пазухой и не делая подлостей. Ну, разве что за очень-очень редким исключением, за последние 20 лет, если напрячься, можно вспомнить пару таких случаев.



Когда меня спрашивают, кого бы я выдвинул на ту или иную премию, у меня всегда есть варианты. При этом никогда не назову свою фамилию, поскольку не считаю это возможным.



О современном гостиничном бизнесе



— Что сейчас происходит в гостиничном бизнесе и куда он вообще движется?

— На мой взгляд, какой-то одной тенденции нет. Более того, считаю, что любой тренд всегда территориальный. На сегодняшний день парадокс ситуации в том, что та же Федерация рестораторов и отельеров и некоторое число профессионалов индустрии гостеприимства поднимают вопрос о том, что в стране очень не хватает министерства по туризму. При этом воз и ныне там. Никаких подвижек к тому, чтобы оно появилось, не происходит. Существует два ведомства, которые на федеральном уровне занимаются туризмом, — Министерство культуры и Ростуризм. Парадокс в том, что при этом нет методологической работы, которая могла бы помочь региональным и муниципальным чиновникам, представителям исполнительной власти выстроить систему взаимоотношений в области туризма. Как нет и реального понимания путей развития туристической отрасли в отдельно взятом регионе или в стране. Есть осколочки и элементики, но комбинаторность на сегодняшний день, на мой взгляд, есть только в одном регионе — в Татарстане. Могу сказать, что отношусь с большим уважением к тем делам и усилиям, которые предпринимают в республике. Мне очень нравится динамика ее развития и отношение тамошних представителей власти к этому вопросу, а также активность, с которой там работает достаточно молодая и сильная команда.

Не хочу никого обидеть. Тем более что со многими руководителями туризма в регионах меня связывают давние дружеские отношения. Но если бы у нас развитие туризма в других регионах на федеральном уровне происходило так, как в Татарстане, многое, в том числе и в гостиничном бизнесе, было бы иначе. Я не пытаюсь сказать, что остальные регионы чем-то плохи, а говорю о том, что Татарстану удалось найти свой путь и технологию, совершить определенный прорыв в области развития туризма. Да, база для этого изначально была, но имевшимися возможностями в республике очень хорошо воспользовались.



Я вообще, если честно, не люблю это слово — консалтинг. У меня оно ассоциируется с зачастую дикими, безответственными рекомендациями, за деньги, причем иногда за очень большие деньги.


— А как обстоят дела в гостиничном бизнесе?

— Отели как объекты инфраструктуры являются не ведущими, а ведомыми. Надо понимать, что цель прибытия человека — не ночевка в оте-ле, а бизнес, командировка, выставка, конференция и т. д. Может быть масса причин, почему человек приезжает в тот или иной город или регион. Но отель в любом случае вторичен. Это лишь средство размещения, в котором гость, возможно, остановится, исходя из бюджета, количества звезд у отеля, имеющейся системы лояльности и других факторов. У каждого своя причина для выбора той или иной гостиницы. Но первична все равно цель прибытия, а потому отели зависят от турпотока. Если, допустим, взять два города, одинаковых по численности населения и удаленности от той же Москвы, но разных с точки зрения бизнес-активности, то турпоток в одном городе может быть в три раза больше, чем в другом. Иными словами, если регион развивается в плане науки, туризма, производства, бизнеса, у него есть трафик.

Понимаю, что развитие региона таким образом, чтобы в каждой из областей каждый день делался маленький шажок вперед, — очень тонкий момент.

Однако волшебной таблетки, после принятия которой туризм расцветет, не существует. Развитие туризма зависит от массы факторов. Это и транспорт, и объекты показа, и средства размещения, и деловая активность, и событийная. Факторов много. Но те, кто это осознает и пытается развивать все составляющие турпродукта, находятся в более выигрышном положении, нежели те, кто говорит, что в регионе не хватает гостиниц. Хочется спросить: «А что если завтра будет достаточно гостиниц, но не окажется достаточного количества гостей?» Эта ситуация неоднозначная. Иногда руководителям регионов кажется, что если планируется событие, которое предположительно соберет разово до 100 тысяч гостей, нужно срочно строить гостиницы, потому что гостей негде размещать. А что будет после этого? А потом инвесторы этих отелей три-пять лет грустят, выдирают друг у друга загрузку и демпингуют по тарифам. Еще никому это счастья не приносило.


О сервисе и его особенностях



— Вы недавно дали комментарий по поводу уровня сервиса в московских отелях, дав ему высокую оценку и сравнив с европейскими столицами.

— Я абсолютно не лукавил.

— Но с Москвой-то все понятно. А как в других городах страны?

— Ввиду того, что я много перемещаюсь по стране и путешествую, могу сказать: сервис далеко не везде идеален или просто хорош. Да, порой приходится кого-то воспитывать в случае неадекватного поведения, бывают ситуации, когда объясняешь людям, почему искренняя улыбка — это прекрасно, когда рассказываешь, как правильно себя вести в той или иной ситуации. Но, тем не менее, если оценивать ситуацию в целом, то мы, безусловно, учимся, идем вперед. Ведь о наших отелях нередко судят по некоторым российским туристам, которые, не владея языком, заменяют недостаток образования и воспитания откровенным хамством. Но маргиналов не много. Причем такие люди есть во всем мире. Это не является чисто российской особенностью. Но если мы говорим о работе отелей, то за последние 25 лет ситуация изменилась. Наследие советского прошлого чувствовалось до определенного момента. Однако произошла смена поколений. Согласитесь, невозможно, находясь за железным занавесом, понимать, как должно быть. После того как он упал и россияне стали свободно ездить в другие страны, осознав, что у них есть права, в том числе и как у постояльцев отелей, почувствовали к себе определенное уважение, подход, увидели, что такое гостеориентированость, они, конечно, начали требовать к себе аналогичного отношения и в родной стране. Поначалу объективные поводы для такого отношения отсутствовали, потому что сотрудники отелей не понимали, как правильно общаться с гостями, не представляли себе даже значения самого слова услуга. Тем более в памяти многих еще свежи были воспоминания о табличках «Мест нет» и шоколадках администратору на стойке.

Все это в какой-то момент умерло, и от дефицита мы пришли к избытку, когда номерной фонд редко загружается на 100%. Как только мы оказались в такой ситуации, стали появляться новые гостиничные проекты, что понятно. Спрос рождает предложение. И новые отели, входя на рынок, вынуждены учить своих сотрудников. Если речь о конкурентной среде. Общий уровень образования и культуры поведения в индустрии, то есть понимания сути своей профессии, растет вместе с рынком. И это абсолютно нормально. Дальше увеличивается количество отелей и сотрудников, которые в них работают, появляется опыт западных и восточных коллег. Ведь все знают, что самый высокий уровень сервиса отнюдь не в Европе и не в США, а в странах юго-восточной Азии, где сервисная функция в крови. А в России местами в крови, например, разгильдяйство. Если русскому человеку сказать, что нужно отжаться сто раз, то, начиная с десятого раза, он начнет считать десятками. Это особенность характера. У нее есть и плюсы, и минусы. Да, мы более душевны, в том числе благодаря разгильдяйству.

На мой взгляд, уровень сервиса — очень важный момент. И это отнюдь не только понимание и знание стандартов. Люди, которые работают в отелях, не роботы. То есть точно так же, как и все остальные, они допускают ошибки. Но важно умение выйти из ситуации таким образом, чтобы гость понял: отношение к нему радушное, и оно не поменялось. Если у гостя появились какие-то претензии, то умение их урегулировать — способ приобрести лояльного гостя.



В России местами в крови, например, разгильдяйство. Если русскому человеку сказать, что нужно отжаться сто раз, то, начиная с десятого раза, он начнет считать десятками. Это особенность характера.



О нерешенных задачах



— Самый большой вопрос, не решенный на данный момент в отрасли?

— (Глубоко вздыхает.) Их, к сожалению, много. С точки зрения развития бизнеса я по-прежнему считаю, что это отсутствие проектного финансирования. Искусственные меры по сдерживанию западных сетей и поддержке отечественных, наверное, не очень нужны в чистом виде, как протекционизм со стороны государства. Между тем, большое количество федеральной, региональной, муниципальной и ведомственной собственности, которая является непрофильным активом, работает по большей части не по законам экономики, а как инструмент получения денег из бюджета, лишь сводя концы с концами.

Да, истории бывают разные, но когда объект является дотационным, мало кто думает над его экономикой, потому что живут по принципу: над нами не каплет. Они уверены: кривая все равно вывезет. Это, наверное, одна из самых больших бед, потому что все-таки это не рыночный подход. На мой взгляд, управлять средствами размещения должны профессионалы. Это далеко не всегда случается в бюджетных учреждениях, где свое понимание зоны ответственности директора.

Считаю, необходимо на государственном уровне разрабатывать варианты передачи отелей и санаториев, находящихся в федеральной/региональной собственности или ведомственном подчинении, профессиональным гостиничным операторам, причем российским. Да, полагаю, западных коллег такие объекты и не заинтересуют.

Еще одна большая беда, преследующая нас все эти годы, хотя ситуация постепенно меняется в лучшую сторону, пусть и не так быстро, как хотелось бы, — профессиональное образование в гостиничной отрасли. Причем, проблема и со средним специальным, и с высшим образованием, и с переподготовкой кадров, и с повышением квалификации сотрудников. В этой сфере действительно пока все очень сложно.



Считаю, необходимо на государственном уровне разрабатывать варианты передачи отелей и санаториев, находящихся в федеральной / региональной собственности или ведомственном подчинении, профессиональным гостиничным операторам, причем российским. Да, полагаю, западных коллег такие объекты и не заинтересуют.


— Вадим Викторович, в этой связи напрашивается вопрос: как относитесь к принятому в июле нынешнего года закону, который касается оценки профессиональной квалификации? Понятно, что его разрабатывала Федерация рестораторов и отельеров, вице-президентом которой вы являетесь, но все же…

— В свое время на гайдаровском форуме озвучивались истории, связанные с квалификацией, и я честно признался, что не соответствую занимаемой должности по двум причинам: у меня нет профильного гостиничного образования и медицинской книжки. И то, и другое требуется для управляющего гостиничной сетью. Но, к сожалению, нет единого идеального образца. А под любую ситуацию можно подвести логичные объяснения и доказать, что управляющему отелем нужна медицинская книжка.

Правда, я уверен: все западные коллеги изумились бы такому требованию. Что касается профильного гостиничного образования, то этот вопрос актуален для 95% отрасли. И тут даже не важно, что я преподаю в вузе гостиничный бизнес, не имея профильного образования. Сама ситуация выглядит достаточно забавно. С точки зрения необходимости квалификации и предъявляемых требований считаю данную меру очень правильной. Избежать этого нельзя. А значит, процесс нужно возглавить (улыбается). Мне кажется, именно так все и случилось. Ведь если снова создадут какие-то госорганы, которые будут отвечать за контроль квалификации, это, не исключаю, даст возможность взимать очередные штрафы, а значит, превратиться в кормушку, чего очень не хотелось бы. В то же время есть понимание, что уровень квалификации сотрудников должны оценивать профессионалы. Очень важно, чтобы внутри профессионального сообщества появилось правильное отношение к уровню квалификации. Если мы, все вместе и каждый в отдельности, будем делать маленький шажок вперед, то и индустрия пойдет в верном направлении семимильными шагами. Кстати, в части сервиса мы, на мой взгляд, уже продвинулись. Тому есть немало доказательств. Да, по прежнему достаточно примеров того, что люди не понимают самой сути гостеприимства, не имеют представления о функции отелей и своем месте в системе гостиничных координат. Жизнь это исправит. Уверен: при росте конкуренции подобные динозавры не выживают.


О самолетах и гольфе



— Самое главное качество Вадима Прасова?

— Для лошадей и для влюбленных сено пахнет по-разному (улыбается). Боюсь, не назову какого-то одного. Во‑первых, оценивая себя, ты всегда субъективен. Лучше, когда это делают другие. Если говорить о моих принципах, то руководствуюсь простым правилом: если не знаешь, как, поступай по справедливости. Это очень важно. Ведь каждый человек может быть в плену иллюзий, эмоций — быть злым, впадать в уныние, гневаться. Я стараюсь, по крайней мере, последние десять-двенадцать лет, быть достаточно спокойным и уравновешенным. Правда, не всегда получается, потому что есть проблемы в стране (я их не могу назвать задачами), которые год от года не решаются, ничего не меняется, только из-за существующего государственного подхода. Более того, становится понятно: чиновникам, власти до этого нет никакого дела. А если и есть, то до определенной степени, что проявляется в попытках контроля. Но даже он осуществляется как-то совсем не так и не там, где нужно. А часть людей, которые на уровне государства должны им заниматься, по своему уровню образования и понимания ситуации в отрасли, по отношению к туризму и гостиничному бизнесу, на мой взгляд, не соответствуют никаким критериям. И в этой ситуации очень важно сохранять голову холодной и иметь возможность идти вперед. Один из моих сотрудников сказал однажды замечательную вещь: жить надо так, чтобы вечером, оглядываясь назад, ты понимал, что за день сделал пусть маленький, но шажок вперед. Это тоже очень важно. У людей в гостиничном бизнесе тоже бывает день сурка. Они выходят на смену и видят, что меняются только гости и декорации, а порой и этого не происходит. И если каждый сотрудник, работающий в отеле, поймет, что движение — вперед (будь то самообразование или улучшение сервиса, которое он смог обеспечить), мы все от этого только выиграем.

Гостиничный бизнес — это бизнес неравнодушных людей. Звучит парадоксально, но это правда. Гость всегда прав. Это основное правило во взаимоотношениях с постояльцами. Не гости для нас, а мы для гостей. Да, я часто слышу и читаю истории, как некоторые люди пытаются намерено очернить отель. Цели у них могут быть разные. Например, получения скидки или денежной компенсации. А кто-то поступает так из вредности или потому что неадекватен. Но я всегда говорю: если вам попался один испорченный абрикос, это не повод выбрасывать всю корзину. Кстати, так же и в отношениях с окружающими. Встреча с подонком не означает, что нужно менять свои взгляды на людей в целом или пересмотреть свои жизненные ценности. Для отельного бизнеса это тоже важно. Ведь если даже какой-то гость повел себя неадекватно и испортил сотруднику настроение, это никоим образом не должно отразиться на взаимоотношениях с другим гостем или с коллегами по работе. В том-то и сложность нашей профессии, что мы должны быть выдержанны, толерантны, в высшей степени вежливы, гостеприимны. И не забывать про улыбку. Конечно, бывает сложно. Но если на работе проводишь по 18–20 часов, надо искренне ее любить. Пытаюсь донести до сотрудников, что это не отбывание номера, не тяжелая смена у станка, а работа, которую надо делать с удовольствием. Потому что мы говорим об индустрии гостеприимства. И делая мир вокруг лучше и добрее, совершенствуя свои профессиональные навыки, видя цель и перспективы развития, ты растешь над собой. Конечно, не у всех есть способности к развитию и желание карьерного роста, но надо четко понимать, что какой-то процент сотрудников может стать руководителями. И от того, насколько правильные ценности мы заложим в них на старте карьеры как наставники и насколько мы будем справедливы по отношению к ним сегодня, зависит, настолько они будут справедливы по отношению к своим подчиненным завтра.


...Сотрудники работают со мной долго и на совесть, не держа камня за пазухой и не делая подлостей. Ну разве что за очень-очень редким исключением, за последние 20 лет, если напрячься, можно вспомнить пару таких случаев.


— Вадим Викторович, подозреваю, что все российские отельеры знают, кто больше всех налетал за этот год. Вы уже иначе себе жизнь не представляете?

— Я сам себе иногда задаю этот вопрос. Но не стану отрицать природную склонность к перемене мест. Правда, теперь уже сложно сказать, является ли она врожденной или приобретенной. У меня достаточно напряженный жизненный график, в котором — смена проектов, перемещение по регионам, знакомства с новыми людьми. Но я от этого не устаю, а наоборот, получаю определенный заряд бодрости. Вообще все зависит от человека. Так же как в отельном бизнесе есть профессиональные стартаперы, которым интересно прийти в проект в тот момент, когда он открывается, когда еще ничего не устоялось, все бурлит. Это сродни работе по сборке швейцарских часов. И когда этот механизм запущен и отлажен, стартаперу становится неинтересно оставаться в этом отеле. А есть те, кто предпочитает стабильность. Для них стартап — дискомфортное состояние. И вторых, безусловно, больше, чем первых. А есть третья категория людей — сочетающие в себе черты тех и других. К тому же у них есть желание расти самим и развивать проект. Я, наверное, отношусь именно к данной категории. Кто-то же должен все время шагать вперед! По личным наблюдениям могу сказать: далеко не каждый способен на это решиться и готов расставлять приоритеты. Человек так устроен, что зачастую предпочитает делать то, что лучше получается. Я для себя уже давно не определяю и не разделяю, что выходит лучше или хуже. Воспринимаю ситуацию иначе: есть задачи, и приоритетность их исполнения не зависит от того, насколько они легки или нравятся. Да, жизнь вносит свои коррективы, но если сам себе не намечаешь цель, к которой идешь, дойти невозможно.

— А как объяснить выбор вами гольфа, который в представлении многих является увлечением успешных, богатых, уверенных в себе людей?

— Не со всем готов согласиться. Да, гольф носит оттенок аристократичности. Но в него играют совершенно разные люди и по социальному положению, и по уровню образования. В мире, если не изменяет память, около 60 млн гольфистов, если не больше. И далеко не во всех странах это очень затратный вид спорта. Мне он понравился в свое время тем, что сочетает и азарт, и физические нагрузки, и прекрасное созерцание, отличное общение. Отличный вид спорта! В моей жизни было много самого разнообразного спорта, но гольф прочно занимает первое место в рейтинге привлекательности по массе причин.

Для меня все началось с мини-гольфа, и с телефонной его версии, в которую тоже играл. Это, естественно, не дает понимания специфики данного вида спорта. А вот когда я пришел в гольф-клуб как куратор, позже взяв на себя еще и функции генерального менеджера, понял: нужно знать о гольфе все и профессионально в нем разбираться. И эта страсть привела к тому, что стал изучать тома литературы, начал общаться с людьми из мира гольфа и задавать им вопросы. После чего уже не мог не начать играть, особенно будучи генеральным менеджером гольф-клуба. В такой должности не только нужно играть самому (неважно, на каком уровне). Важно понимать логику игры и другие моменты, с ней связанные.

Для меня было столь же очевидно то, что не только я должен уметь играть в гольф, но и все сотрудники, включая посудомойку, сантехника, повара, бухгалтера. По одной простой причине: сотрудники должны понимать кайф этой игры, сами его ощущать и не задаваться вопросом, что такого есть в гольфе и почему гости приезжают в любую погоду, продираясь через пробки. Важно, чтобы сотрудники это понимали. Иначе сложно ожидать, что сервис будет по-настоящему высококачественным.

Кстати, непросто было увлечь всех работников гольф-клуба, но некоторые из них действительно начали играть, и даже очень неплохо.


О личной жизни и персональных целях



— Вадим Викторович, ваша настольная книга?

— Сейчас, пожалуй, такой нет. Из того, что люблю и стараюсь раз в год перечитывать, — «Отель» Артура Хейли. Воспринимаю это произведение как художественное. Мне нравится стиль, которым оно написано, и манера повествования. Есть еще две книги, которые произвели очень сильное впечатление — «Источник» и «Атлант расправил плечи», написанные Айн Рэнд. Причем именно в этой последовательности. Да, чуть не забыл: удивил самого себя, прочитав «Шантарам». Берешь эту книгу в руки, и ее толщина поначалу слегка пугает (улыбается). Когда мне ее подарили, я даже сначала, честно говоря, не понял, что это художественное произведение. Долго не мог подступиться к нему. Говорил себе: «Ну что интересного тебе в этой Индии». Потом все-таки решился: уж раз подарили, надо хотя бы попытаться. Вчитался. В итоге встал перед дилеммой. Ведь всегда есть работа, отложенная на ночное время — до 4, а то и до 6 утра. А тут вклинивается чтение интересной книги. И нужно помнить хотя бы, до какого момента ты добрался, что ценно. Особенно когда книга толстая, а ребенок вытащил из нее закладку.

К слову, электронные или аудиоиздания по-прежнему не люблю. Для меня важно ощущение книги в руке и чувство, возникающее при перелистывании бумажных страниц. Но в наш динамичный век времени, по большей части, хватает только на новости и газеты.

— Любимая музыка?

— В разные периоды разная. И хард-рок, и панк-рок. И советский, и российский, и зарубежные исполнители — всего понемногу. Вкусы менялись. А сейчас музыку слушаю достаточно редко. Я не меломан. Да, нравятся отдельные композиции, исполнители и группы. Например, Queen. Не слежу за развитием современной эстрады, хотя несколько раз, как ни странно, смотрел шоу «Голос», которое произвело достаточно благоприятное впечатление, потому что видел: в отличие от современного российского шоу-бизнеса, наполненного неизвестно кем, есть еще молодые таланты, пытающиеся пробиться к вершинам. А вот сам на концерты практически не хожу. Нечасто бываю и в караоке — раз в полгода или раз в год. Но если там оказываюсь, могу и подпеть. Не люблю солировать, поскольку очень сомневаюсь в своих вокальных данных, хотя некоторым нравится, как я пою, что меня, признаться, удивляет. Льстят, наверное (смеется). Не скрою: когда слышу, как хорошо поют люди, в особенности, если это представители гостиничного бизнеса, в голову порой приходит мысль: а не взять ли хотя бы несколько уроков вокала?

Кстати, если мы с некоторыми коллегами попадаем в караоке, то с удовольствием поем вместе, причем уже не первый год. Вот тогда и вспоминаю о своем желании. Но до его исполнения пока руки не дошли. Просто нет времени.

— Главное ваше достижение в жизни?

— Наверное, дети. Мне очень хочется, чтобы они были людьми с большой буквы, выросли счастливыми и все у них в жизни сложилось хорошо.

— Ближайшая задача?

— Завоевать вселенную… Пока нет. Это следующая (улыбается). Сразу вспоминается книга «Как управлять вселенной, не привлекая внимания санитаров». А если серьезно, то задач несколько, и каждая из них так или иначе связана с развитием. Далеко не все могу озвучить. Есть истории очень интересные, масштабные и значительные, которые будут, надеюсь, знаковыми для российского гостиничного рынка. Но сейчас они в стадии обсуждения. Есть и локальные задачи. Ведь не все проекты развиваются с одинаковой скоростью в силу целого ряда причин. К тому же гостиничный цикл отнюдь не короток, особенно в нашей стране, что иногда удручает. Иногда возникает желание ускорить развитие событий. С другой стороны, знаю себя: если за неделю не пришел какой-то проект, в душе задаешь себе вопрос: откуда же взялась эта невостребованность? А когда на следующей неделе их сваливается сразу пять, вопрос как-то сам собой забывается. Но ситуация забавная. Мне иногда хочется новых проектов, а моя команда говорит: «Горшочек, не вари!» У новых сотрудников, приходящих к нам в компанию, иногда возникает вопрос: «Вадим Викторович, после рабочего дня в вашем варианте, среди ночи или под утро еще пишете и отправляете письма, а в 9.00 уже в офисе. Когда же спите?» Отвечаю им: «Вы не обратили внимания: между 3:40 и 5:10 я отсутствовал в Сети. Вот это и были чудесные полтора часа сна. Поначалу услышанное людей шокирует, потом привыкают. Кстати, я не предъявляю претензий сотрудникам за то, что они не отвечают на письма, отправленные ночью. У человека должно быть рабочее и личное время. Правда, экстренные случаи тоже бывают. Однако сотрудники рано или поздно в итоге переходят на режим, в котором ответ на письмо поступает в течение 15–20 минут, даже если оно пришло за полночь. Но если ответ требует анализа ситуации, они могут взять паузу, что тоже хорошо. Значит, они анализируют задачу и ищут пути ее решения.

— Ваше определение счастья?

— Это не место назначения, а способ передвижения. Так что я всегда, в любой ситуации ощущаю себя счастливым человеком, ведь занимаюсь делом, которое мне нравится, имею возможность общаться с приятными людьми, радуюсь, когда вижу, как растут мои дети. Сочетание названного, наверное, и есть счастье.

Фото из личного архива
Вадима Прасова


Беседовал Алексей Журавлев






Содержание профессионального журнала Современный отель, Август 2016

Медиа-кит    Реклама в журнале   Подписка на журнал    Архив журнала   


Комментарии
Сообщений нет

Добавьте свое мнение:
Ваше имя (ник)*
Ваш email
Тема сообщения
Ваше сообщение*
Введите число на единицу меньше указанного 35973   




    Назад    Выставки       




Click to view the full digital publication online
Вышел электронный журнал "Искусство гостеприимства" №1
PDF-версия (11Мб)

068





Полезное
» Текстильное оснащение отелей и ресторанов. Togas
» Профессиональные средства P&G Professional для уборки. Mr. Proper. Procter & Gamble
» Оборудование для клининга. Пылесосы, поломоечные машины. KARCHER
» Автоматизация предприятий гостиничной индустрии. Libra Hospitality
» Профессиональное оснащение гостиниц. Еврономер
» Комплексная автоматизация гостиниц, отелей. ГК ККС
» Профессиональные моющие средства, уборочное оборудование. Флитсервис
» Типография, которая все понимает. Премиум-пресс






все →
Эксперты
(Интервью, мнения, блоги)
Анна Шишкина
Анна Шишкина: «В эпоху повышенной креативности не стоит забывать, что отельный бизнес консервативный и долгосрочный»
Елена Гладилина
Галина Анохина
Галина Анохина: «Мы даем инструменты для успешного развития отеля»
Евгений Еременко
Основы кадровой безопасности в отеле
Константин Царьков
Виктория Ростик
Сергей Огудин


Свежий номер
Профессиональный журнал 'Современный отель'
» Online-анонс » Архив
» Реклама » Подписка
» Online-журнал» О журнале
В номере
Золушки отельного бизнеса Полная версия печатной статьи
 
Репино Cronwell Park Отель-10 лет на рынке и лучший конгресс-отель Санкт-Петербурга 2017 Полная версия печатной статьи
 
Итоги PIR Expo 2017 Полная версия печатной статьи
 
Самвел Манукян: «Моя задача — продолжать совершенствовать сервис и вместе двигаться к новым горизонтам» Полная версия печатной статьи
 
Конкурс «Лучший по профессии 2017» в Санкт-Петербурге Полная версия печатной статьи
 
Управляющая компания: мифы и реальность
 
Техники продаж для тех, кто умеет считать Полная версия печатной статьи
 
Лобби как источник дохода Полная версия печатной статьи
 
Отель для поколения SMART Полная версия печатной статьи
 
Единство домашнего уюта и профессионального сервиса Полная версия печатной статьи
 
Галина Анохина: «Мы даем инструменты для успешного развития отеля» Полная версия печатной статьи
 
Белая ворона гостиничной отрасли
 
Дмитрий Шубин: «Больше верю в активность команды, нежели в покупку рекламных модулей» Полная версия печатной статьи
 
PR отеля: ошибки и пути их исправления Полная версия печатной статьи
 
Креатив как путь к успеху
 
Уровень культуры как фактор чистоты
 
Автоматизация службы горничных Полная версия печатной статьи
 
Основы кадровой безопасности в отеле
 
Анастасия Тышлек: «Нужно выстроить с партнером конструктивный диалог»
 
Секрет успеха
 
Вода – источник гостеприимства Полная версия печатной статьи
 
Сезон в Крыму: ожидания и реальность
 
Предложить тему
Темы публикаций
Контакты редакции  |  Реклама на сайте  |  Подписка на журнал
Издательство "Наша деловая пресса"|Журнал "РесторановедЪ"|Журнал "Современный отель"|Журнал "Практика торговли. Торговое оборудование." 
Перепечатка и использование материалов портала Hotelexecutive.ru о гостиничном бизнесе и делового журнала "Современный отель" разрешены только с активной ссылкой на Hotelexecutive.ru и с предварительного разрешения редакции. ООО "Издательство "Наша деловая пресса"
© 2011 - 2015
Медиагруппа "Лучший Выбор"
Яндекс цитирования